Вы здесь

Валентина МИХЕЕВА:

«Наш сад на земле минусинской»

Судьба Валентины Андреевны МИХЕЕВОЙ заинтересовала после невольно подслушанного разговора на дачной автобусной остановке, когда на вопрос: «Кто вы по профессии?» она ответила с достоинством и гордостью: «Сантехник». Поскольку никогда на вызов ко мне не приходила женщина-сантехник, захотелось познакомиться поближе.

Оказалось, что сантехник ,или, как написано в дипломе, «Мастер санитарно-технического устройства зданий» — это ее квалификация. И связана она с монтажом и установкой санитарно-технического оборудования на строительных объектах.

 

— Валентина Андреевна, как такая солнечная, южная девушка оказалась в Сибири?

— В двадцать лет после окончания Ставропольского строительного техникума в 1971 году по распределению приехала в Минусинск. В СПМК-236, как оказалось, никто меня не ждал, и поначалу даже хотела уехать на родину. Но распределение в то время было законом, и руководителю, которого сейчас называю своим учителем – А.Е. Стоменку, – пришлось смириться.

Так миниатюрная хрупкая белокурая южанка стала мастером Минусинского участка по монтажу сантехнического оборудования. В подчинении две бригады. Каждый рабочий чуть ли не вдвое старше, но приняли и даже слушались.

— Не страшно было?

— Техникум я окончила почти с отличием, знания получила крепкие. И к тому же боевая была, строгая и принципиальная. Бывало, по первости и подшучивали... Например, однажды бригадир послал меня за сухарями, которые якобы нужны при стягивании болтов. Мол, иди к директору и попроси. Шутку распознала, когда кто-то вслед прокричал: «Не забудь уточнить, что панировочные…»

До многого доходила сама в процессе работы. Интернет — сегодняшний друг, советчик и подсказчик — тогда и в мечтах не грезился. Все познавалось на практике. И тем не менее это были лучшие годы жизни, самые яркие, самые интересные, наполненные молодым задором и энтузиазмом.

— Как понимаю, в вашем подчинении были одни мужчины. Слушались? Не обижали?

— Ни от кого худого слова не слышала. Одно огорчало: некоторые увлекались выпивкой. В узде держать их было непросто. Подключались прораб, директор. На планерках в таких случаях меня просили выйти, а провинившиеся получали по полной программе. Как я понимаю, через трехэтажный мат, лишение премиальных, а порой и перенос очереди на получение квартиры.

За работу люди держались, хотя профессия строителя в те годы стала очень востребованной. В нашей организации были хорошие заработки. Можно было получить путевку в санаторий, дом отдыха. Предлагались туристические поездки по городам Союза, в соцстраны. Ну и, конечно, давали квартиры. Стимул был. Люди ценили это и держались за работу.

И еще хочу отметить: работали все на совесть. Надо — после смены оставались, чтобы объект вовремя сдать. Люди гордились своей причастностью к общему большому делу.

Коллектив был хороший, дружный. Как мы сами шутили: «И спаянный, и споенный». Специалисты все редкие. Добросовестно, аккуратно работали. Сейчас таких мастеров своего дела мало. Так что могу сказать: мы оставили достойный след на земле минусинской.

— Валентина Андреевна, а какие объекты запомнились вам особо?

— Хирургический корпус, где мы полностью смонтировали оборудование. Лабораторный корпус сельхозтехникума, пятиэтажный дом МЭС, корпус Дома инвалидов, многие другие, всего не перечислить. На прорыве были при подготовке к сдаче дома, где двадцатый магазин, участвовали в реконструкции поликлиники № 1. Часто ездили в районы, где тоже сдавались или строились объекты, например, монтировали сушилки для зерна.

Хочу особо отметить: снабжение строек было прекрасным. Мы не знали и не чувствовали проблем. К тому же у меня выработался свой подход к подготовке и доставке нужного оборудования. Я старалась не стоять над душой у рабочих. Дала задание, ушла решать другие проблемы. Ехала на базу, чтобы к следующему дню подготовиться. Все найду, отложу, проверю, чтобы после ничего не искать, не доставать, не подвозить.

Часто шутила: «К делу подхожу по-бабски, дотошно и вдумчиво». Поэтому работа двигалась оперативно, сбоев практически не было.

— Назовите имена тех, с кем вы работали на разных объектах.

— Мне повезло, что пришлось начинать с одним из самых авторитетных строителей Минусинска А.Е. Стоменком. Благодарна начальнику Минусинского участка П.И. Новоселову. Первый мой бригадир и помощник – Леша Грахов. Володя Мордакин, Гена Дергунов, Коля Кононенко, Коля Ксынин, Сергей Тарасов, Сергей Воронин. Последние годы проработала под началом А.А. Костина. Многих уже нет в живых, светлая им память, а памятником для них стал Минусинск, город, который они строили.

— Вы приехали в Минусинск, когда здесь начиналась большая стройка: перчаточная фабрика, корпуса Электрокомплекса, школы, детские сады, многоэтажные дома. Город развивался, рос вширь и ввысь. Ваше отношение к современному Минусинску, когда былой энтузиазм и романтика сошли на нет?

— Скажу одно: это несравнимо – Минусинск семидесятых и Минусинск двухтысячных. За время существования Электрокомплекса город стал современным: многоэтажки, новые социально-культурные объекты, новые люди. В девяностых было некоторое затишье в строительстве. Но в последние годы город действительно помолодел, похорошел. Красивые, ухоженные улицы вдоль основных магистралей. Благоустроенные, уютные скверы и площади. Во дворах много зелени, цветов, современные детские площадки.

Строится и жилье – правда, не так активно, как прежде, но микрорайоны обновляются. Хорошо, что работает программа по замене ветхого жилья. Не радует только одно. Один за другим «умерли» предприятия. Нет рабочих мест для молодежи. Ребята уезжают в большие города. Вынуждены работать на вахтах, что не способствует укреплению и сохранению семей. В связи с карантином проблема усугубилась. Вот в этих вопросах – большой пласт для задумок и деятельности городской администрации, депутатского корпуса.

— Сейчас вы на пенсии. И у вас большая и ответственная общественная нагрузка: вы домком, причем говорят, что неординарно строите свою работу в этом качестве…

— Домовым комитетом руковожу с 2008 года. В своем доме знаю всех жильцов по имени и отчеству, знаю всех кошек и собак, в том числе бродячих. В нашем доме все отлажено, отремонтировано. У меня все под контролем. Считаю каждую копеечку, сданную жильцами на капремонт. Мы сами решаем, когда и куда направить собранные деньги. Сама снимаю показатели общедомовых приборов учета, сама принимаю все работы после ремонта. Дел хватает, скучать некогда.

— А еще у вас дача… Как все успеваете?

— С первых лет жизни в Минусинске. Как и все, выращиваю минусинские помидоры, огурцы, кабачки, другие овощи. Как говорится, все свое. Дача — это релаксация, отдых и радость для души.

Больше всего люблю растить розы, причем только красные, крупные. Роза — мой любимый цветок, наверное, потому что с шипами. Сама такая (смеется), голыми руками не сразу возьмешь. В нынешнем году цветы меня особенно порадовали: на одном кусте выросло 15 крупных шикарных бутонов. Смотрю, и душа поет.

— Все в дачном поселке знают, что вы зимой и летом кормите всех брошенных, бродячих кошек и собак…

— Это так. Мы с соседкой по даче Ольгой Штейнбренер в любую погоду, в любое время года ездим за город специально, чтобы покормить когда-то осиротевшую собаку Марго (теперь считаем ее своей) и всех ее «приятелей» и «подруг» по несчастью. Заодно привозим еду для бродячих отрядов кошек, которых после завершения каждого дачного сезона становится больше: поигрались и бросили. А у меня такой характер: сама не съем, но бедняг покормлю.

Хорошо, что наконец-то в нашей Конституции появился раздел об ответственности за животных. Мы в ответе за тех, кого приручили. Этот постулат должен стать нормой жизни, если мы намереваемся строить цивилизованное общество.

— А что вы больше всего цените в людях?

— Честность и доброту. Считаю, на этих качествах держится мир. Честный человек не подведет, не обманет, не кинет ни друга, ни семью, ни коллег. Он чувствует ответственность перед собой, близкими, обществом. Ну, а доброта, как и любовь, спасает мир, спасает наши души, помогает нам всем в любой ситуации оставаться людьми.

Нина САВКИНА

Оставить комментарий

Комментарии